Georgia

Я ось думаю, що у хлопців, що поїхали в Сакартвело «революцію робити», було на старті дві біди:

  • прєдводітєль (най би він краще і туди в балаклаві поїхав);
  • фінансова складова.

Їхали би з ідейних міркувань та за свої, пройшло би все тихо. Ну і без стрьомного балакучого лавочника… тьху ти – без балаклавочника.

В жовтні 2016 там теж були вибори, парламентські і напружені. З двіжем на окремих виборчих дільницях, з невеличким шансом на розгортання цього двіжу. Перемогла партія проросійськи налаштованого Бідзіни Іванішвілі, передбачувано.

Насправді, там під кожні вибори все насичено (ну не може не бути насичено) тими, хто хоче іншого результату.

Незалежно від того, який буде результат – все одно іншого.

Як у нас 🙂

І це не тільки місцеві мешканці, аж ніяк.

З різних географій прибульці.

Така вже у нас поки що схожа доля.

А я накину парочку діалогів, з 2016-го.

Російською, щоби бути ближче до оригіналу.

– Ребята, приезжайте, возможно тут заваруха начнётся. Михо обещает, что он просто так не сдастся. И тут хватает людей, которые против «бидзинистов».

– Так мы как бы не особо и за Михо?!

– На всякий случай, Россия же попрёт, если что. Хоть семью поможете вывезти. Мы же вместе на Донбассе были.

– Ну конечно, да мы и не только семью поможем…

Аэропорт, таможня:

– Есть запрещённые предметы?

– Нет.

– Экран показывает, что у вас в рюкзаке что-то металлическое и продолговатое.

– Да ничего нету, мы в Грузию, на выборы, официально аккредитованы от газеты «Визитка Яроша».

– Доставайте.

(у одного – нож, самодельный, большой; у второго – мультитул с ножом; реально – случайно)

– Ребята, да это рюкзаки с АТО, ну не углядели, серьёзно; ну стали бы мы с этим переться в самолёт?!

– …

– Ну честно!

– Ладно, оставляйте тут, удачи вам.

Дорога Кутаиси – Тбилиси.

– Вон там, в горах – видите? Там уже линия разграничения. И русня там, войска. Километр, может два. Они мигом эту трассу перережут.

– Ок, а уходить, если что, как будем? Если надо будет всё-таки уходить?

– Главное, к морю пробиться. Или в горы пойдём, в другую сторону. Только не к Армении.

Тбилиси, избирательный участок в школе. Красивая женщина с рыжими волосами.

– Ой, а вы с Украины? А что это, от какой газеты? (читает, улыбается с загадочным грузинским подмигиванием)

– Ага, “Визитка Яроша”, я поняла. И надолго вы к нам?

– Как получится. (мигаем в ответ всем лицом).

– Как у вас там, тяжело?

– Да вы же сами знаете, проходили ведь.

– (тихонько) Ненавижу этих тварей. Ну удачи вам, любуйтесь городом!

Тбилиси, центр.

– Вон оттуда прямо сюда, по зданию лупили тогда. Я вам сейчас даже следы покажу, хотя ремонтировали.

– Слушай, друг наш, но ведь у нас говорят, что Михо – он вроде не того, не очень?!

– Да нормально с ним всё. Он молодёжи дал образование и работу. Создавал всю эту новую полицию, спецслужбы. Ну любил он баб попялить – ну так, а кто из нас не любит?! Ну вот и набирал иногда в штат молодых и красивых. А так-то – есть много людей, готовых выйти, если позовёт.

– Так что-то не особо пока зовёт.

Гора, кафешка посреди дороги.

– Ребята, так а чего, если Бидзина России кланяется, сидите-то? Вас же тупо резали и убивали.

– Да как-то… Не собирается народ.

– А где же хвалёная кавказская воинственность?

– Да мы ж вам показывали, сколько до них. Ничего не успеем сделать. Нас тут замкнут в котле сразу.

Тбилиси, таксист лет 60+.

– Как власть-то нынешняя, батоно?

– Сволочи.

– А при Михо?

– Тоже сволочи, все воруют.

– А когда хорошие-то были?

– В молодости.

– Аааа…

Горы Кахетии. Винзавод.

На выходе комната-магазинчик. На стене – сувениры. Миловидная девушка-продавец, около 30 лет.

Беру российский флажок, кем-то оставленный, вытираю демонстративно ботинки.

Девушка улыбается:

– Два года хочу уже это сделать. Ненавижу их. Хоть кто-то сделал, люблю вас.

Тбилиси, центр.

– Вон, видите, гора. И дом там, стена, большой. Там вот он и сидит, унитаз с датчиками, срёт четыре раза в день и здоровье проверяет. Управляет страной в телефонном режиме, назначает и снимает по телефону. Если это здание взять – всё сразу рухнет, остановится. И можно всех менять, вот и вся революция. Если он в трубку не даст указаний – ни Президент, ни премьер, ни остальные не будут знать, что делать.

– Тридцать человек – и сделаем (смеёмся).

– Да ну, там охраны и систем безопасности куча, подземные ходы. Это же Бидзина.

– Ладно – 50, и по списку гаджеты.

– Не готовы пока люди, боятся.

Аэропорт, Кутаиси.

– Ну что, мы на связи. Эээх, зря вы тянете. Дружба с российским народом всегда догонит и вставит нож в спину.

– Я знаю. Но не знаю, что делать. Я помню, как мертвые тела плавали в море, убитые, десятки, старики, женщины, дети.

– Мы приедем, главное, чтобы вы сами хотели.

– Всё есть, всё достанем, что нужно, пока только критической массы людей нету, чтобы не боялись воевать.

– Ладно, обнимемся.

Таможня, снова одновременно на двух постах – у одного в наружном кармане сумки гильза 5,45; у второго – пуля, какого-то чёрта. Дикая случайность, не углядели.

– Что это?

– Генацвале, не поверишь – сами не знаем, на выборы приезжали.

– Не поверю. Ладно, идите.

Пять человек аккуратно сопровождают к трапу.

Від Росії потрібно геть.

Інакше дружба з нею наздожене і встромить ножа в спину. Але без війни від неї не втечеш. І в будь-якому випадку, друзі будуть їздити допомагати друзям. Так вже влаштований цей світ. А вороги – ворогам. І якщо щось, не дай Бог (чи дай), там розпочнеться – там по-любому будуть українці.

Але, як каже приказка – «дурних і в церкві б`ють». А який же розумний зв`язується з бакалейником… тьху ти – з балаклавочником – в такій благородній справі…

(все – видумка! 🙂 )

Be the first to comment

Leave a Reply

Your email address will not be published.


*


Цей сайт використовує Akismet для зменшення спаму. Дізнайтеся, як обробляються ваші дані коментарів.